Участок Воскресенской наб., между Потемкинской ул. и пр. Чернышевского  

59.949893, 30.36355 (OpenStreetMap, Google Maps, Yandex Maps)

(Пешеходные переходы находятся на перекрестках с этими улицами).
Памятник жертвам политических репрессий. Самая нижняя табличка на западном постаменте
Слово в кавычках
Возрождение

Историческая справка

Судьба чудака



Двадцатый век с его революциями, вопреки ожиданиям, не принес подлинной свободы ни поэтам, ни обывателям. Кто писал "в стол", кто с головой ушел в переводы и детскую литературу, кто бедствовал и искал побочные заработки. От арестов это спасало не всегда, многие из тех, чьи имена вы встретите на этой игре, подвергались преследованиям.



Жизненный путь Олега Григорьева, несмотря на время "оттепели", прошел по передрягам, что называется, со всеми остановками. Вылет из художественной школы "за то, что рисовал не то и не так", детские книги, два года ссылки и принудительных работ по статье "Тунеядство", стихи, загадочно пропавшая проза, ирония, абсурд, городской фольклор, новые детские книги, травля, "внутренняя эмиграция", запои, новая судимость за "дебош и сопротивление милиции", помощь от коллег, психлечебница, запои... И вот, наконец - популярность.



- Ох уж эти мне стекольщики, стеклодувы!

Поставили мне стекольщики стекло.

Что за стекло мне они поставили?!

Косое, кривое, с буграми, с пузырями.

Смотришь через него в искаженный мир и видишь:

вместо человеческих фигур, которые строят дом,

фигуреческие челогуры, которые доят стром.

Вместо рабочих в комбинезонах, идущих домой,

какие-то Рамбинзоны в заботине, грядущие за мной.

Я под раскловать. Они кочинягами в мотобель.

Я от них по шаромырам в ступальницу, через вертобу

на шпуль. Они по витинягам за мной, ногорукно вертя

и кулакно помахивая.

А навстречу були с чепуром на гулятине.

Я в чепур плюх головотуловом. Очипурился.

А мимо идут Рамбинзоны в заботине.

Не узнали меня, ничего не поняли.



Мультфильм "Стекло" по этому стихотворению успел повеселить людей всех возрастов еще в Советском Союзе. Но - "не узнали меня, ничего не поняли." В 1992 году, через два года после выхода мультфильма "алкогений" Григорьев умер. За полгода до смерти его приняли в Союз Писателей, куда дорога так долго была для него закрыта.

Статистика взятия: 169/181 (93%).