Наб. Макарова, д. 16  

59.946135, 30.289763 (OpenStreetMap, Google Maps, Yandex Maps)

Скамейка у входа в БУТЕРBRODSKY
Последние два слова на четвертой строчке
ленинградских фонарей

Историческая справка

О пользе петиций

„В Ленинграде появился гениальный поэт Иосиф Бродский. Ему всего двадцать один год" - говорили в поэтических кругах северной столицы. Один из четверых "ахматовских сирот", Иосиф сразу же стал скандально известен после выступления в 1960 году в ДК Горького на поэтическом турнире (как сейчас сказали бы, баттле). У КГБ к нему появился интерес, и Бродского стали задерживать - то за самиздат, то по доносам, а через три года последовало обвинение в тунеядстве.

Ахматова невесело усмехнулась после его очередного ареста: "Какую биографию делают нашему рыжему! Как будто он кого-то нарочно нанял".

И верно, среди многих, осужденных по этой статье, Бродский стал самым известным, хотя бы потому, что суд над ним, помимо множества нарушений и подлогов, был просто вызывающим — он зарабатывал 120–130 рублей в месяц, неплохие деньги, но всё же был признан тунеядцем. Процесс вызвал громкую реакцию и в СССР, и за рубежом. Именно с этого начались кампании «подписантства», когда представители творческой интеллигенции стали подписывать письма протеста против судебных расправ. К концу 60-х годов уже было около 25 тысяч подписей по поводу дел Синявского-Даниэля, Гинзбурга-Галанского, по поводу ввода войск в Чехословакию.

В защиту Бродского во все инстанции писали Анна Ахматова, Фрида Вигдорова, Чуковские, Шостакович, Маршак, Паустовский, Твардовский, Герман и другие. Решающим стало предупреждение „друга СССР“ Жана-Поля Сартра, что на Европейском форуме писателей советская делегация из-за дела Бродского может оказаться в трудном положении, и Бродского выпустили.

Впрочем, биографию "рыжему" продолжили создавать и дальше. В 1972 году Бродского вызвали в ОВИР поставили перед выбором - эмиграция или "горячие денечки" на родине. Вскоре Мичиганский университет приобрел нового преподавателя, а Советский Союз потерял поэта.

Впоследствии Бродский не любил сложившийся имидж борца с советской властью, "Я отказываюсь всё это драматизировать!" - говорил он.

Статистика взятия: 170/181 (94%).